главная - mainновости - newsстатьи - articlesинтервью - interviewsличности - personsкалендарь - calenderбиблиотека - libraryпоэзия - poetryюмор - humour
видео - videoгалерея - galleryмузыка - musicрецензии - reviewsссылки - linksконтакт - contact
РОЛЬ МУЗЫКИ В НЕОНАЦИСТСКОЙ ПРОПАГАНДЕ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ

     Музыка никогда не была просто искусством, l’art pour l’art. «Вся музыка, любая организация звуков – средство коммуникации сообщества, целостности. Это то, что связывает центр власти с его субъектами, и, таким образом, в более широком плане, это атрибут власти во всех ее формах» [1,6]. В современном обществе музыка выполняет самые различные функции, в том числе и выступает средством идентификации для молодежных субкультур, и может использоваться в качестве мощного пропагандистского оружия. Идеология неонацизма, вытесненная на периферию общественного сознания, пытается вернуть себе хоть какое-то влияние с помощью различных средств, среди которых немаловажную роль играет музыка.
     Мы вкратце очертим основные постулаты неонацистской идеологии, которые и пытаются донести до слушателей крайне правые музыканты:

1) жесткое иерархическое построение общества во главе с элитой и единоличным лидером; 
2) культ насилия, используемого как одно из основных средств политической борьбы;
3) расизм, в котором объявляется высшей ценностью нордическая арийская раса;
4) антисемитизм;
5) апелляция к истории Третьего Рейха как идеала для подражания.

     Важность музыки для распространения своих идей прекрасно понимают правые идеологи. Достаточно посмотреть сайт любой праворадикальной организации (из белорусских можно привести в качестве примера Blood & Honour Belarus либо Gega Ruch)  – на каждом существует отдел музыки, где можно скачать песни в формате MP3, заказать музыкальные материалы по почте или просто найти линки на соответствующие музыкальные сайты. 
     Апелляция к нацистской эстетике часто используется музыкантами в провокационных целях, для достижения шокирующего имиджа. Эти случаи нас не интересуют, мы обращаемся лишь к сознательному, открытому и целенаправленному использованию неонацистских идей в лирике и имидже музыкальных групп.
     Эта тема не подвергалась особому рассмотрению среди социологов, превратившись в неплохую область сенсационных разоблачений для журналистов и представителей общественных организаций (хотя стоит выделить прекрасную книгу «Повелители Хаоса» Майкла Мойнихана и Дидрика Сёдерлинда). Из чисто научных публикаций стоит отметить статью о White Power музыке Джона Коттера и дипломную работу по социологии в Эсссенском университете Фрауке Штобера «Возникновение, развитие и цели dark-субкультуры». Традиционно много на эту тему пишут скандинавские социологи, но в силу лингвистических затруднений, большинство их работ малодоступно для анализа.
     Датский социолог Рон Эйерман, исследуя неонацистскую субкультуру в Швеции, пришел к такому выводу: «Музыка занимает центральное место также в современных расистских движениях. Она формирует главный инструмент рекрутирования и главный источник пополнения для шведского движения и в то же время связывает это движение с широкой международной сетью, а также с воображаемым прошлым. Музыка – культурная форма – жизненно важна для вырабатывания и выражения движения в социальном и политическом смысле» [2,456]. 
     Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров неонацистской пропаганды в музыке. Можно выделить из всего разнообразия современных музыкальных стилей три направления, которые подпадают под выставленные нами условия:

1) White Power/Oi/RAC (Rock Against Communism);
2) National Socialist Black Metal;
3) Нео-фолк.

     Сейчас приступим к более детальному доказательству вышеприведенного тезиса и остановимся на каждом из этих стилей.
     1. White Power/Oi/RAC (Rock Against Communism).
     Сразу оговоримся, что существует несколько синонимичных названий этого музыкального стиля, из которых наиболее общеупотребительное White Power (далее – WP). Эта музыка зародилась в Англии в конце 70-х годов, стилистически уходя корнями в панк-музыку, от которой она недалеко и ушла. Основоположниками этого стиля считают английскую группу SKREWDRIVER, одну из самых популярных скин-групп в мире. Эта группа сыграла важнейшую роль в популяризации неонацистских идей среди субкультуры скинхэдов, которые до этого особо политикой не интересовались. Один из музыкантов этой группы, Ян Стюарт, основал в 1987 г. наиболее известную организацию скинхэдов Blood & Honour (филиал которой имеется и в Беларуси). Обыкновенными темами скин-музыки являются расовая война, города как арена боя с врагами, мужество и окончательная победа белого человека. «WP рок-н-ролл – это больше, чем просто источник развлечения для движения неонацистских скинхэдов. Музыка – это возбуждающее пропагандистское средство, используемое для того, чтобы распространять расистскую идеологию на как можно большую аудиторию. WP рок-н-ролл, кажется, является общим фактором в распространении этой насильственной субкультуры фактически в каждом государстве Запада, а теперь и в Восточной Европе» [3,135].
     Нам не известны какие-либо белорусские White Power группы, но это не мешает популярности этого стиля среди молодежи. На кассетах издаются пиратские записи известных зарубежных WP-команд, кроме того, эта сцена стремительно растет в России, которая традиционно оказывает огромное культурное влияние на нашу страну. Среди российских команд особо стоит отметить группу КОЛОВРАТ (коловрат – русское название свастики), выпустившую большое количество альбомов и два раза выступавшую с концертами в Беларуси. Один раз это был акустический концерт в лесу под Минском, в другой раз – полноценное выступление в Орше.
     Естественно, White Power музыку слушают в основном скинхэды, т.е. представители конткультуры, уже принявшие определенные идеологические концепции. Но нельзя упускать из виду, что она может привлекать и людей со стороны, до этого не задействованных в молодежных группировках. Как заявляет обозреватель правой сцены в журнале «Атеней»: «Когда государство принимает антинародные законы, а масштабы цветной иммиграции замалчиваются, радикальная музыка становится нашим сильнейшим оружием. С каждым днем все сложнее узнать правду о политике, и здесь Белый рок приходит на помощь. Через любопытство, пробужденное музыкой, многие люди пришли к Национальной идее»  [4].
     2. National Socialist Black Metal (далее – NSBM).
     Black Metal зародился в 80-е годы, как музыкальное течение, непосредственно связанное с сатанизмом. Естественно, что ни о каком нацизме тогда и речи не шло. Но в начале 90-х этот музыкальный стиль пережил резкий всплеск популярности после серии поджогов церквей и убийств, прокатившихся волной по Норвегии, в которых непосредственное участие принимали и музыканты. В это время одна из наиболее авторитетных и влиятельных фигур на этой сцене, талантливый музыкант Варг Викернес (отбывающий срок в тюрьме за убийство) сделал резкий уклон в сторону язычества, расизма и неонацизма. После этого эти идеи все более и более стали распространяться в среде Black Metal музыки, особенно в Восточной Европе. Сидя за решеткой, Варг Викернес, тем не менее, сумел организовать неонацистскую организацию Norsk Hedensk Front, одной из главной задач которой стала пропаганда [5,166]. Музыканты немецкой Black Metal группы ABSURD, также отбывая срок в заключении, основали немецкий филиал будущей паневропейской организации Allgermanische Heidnische Front (позже распространившей свои организационные структуры и на территорию Беларуси и России).  Под конец 90-х сформировалось четкое единство сцены, получившей название NSBM. Уже из названия видно, что в качестве основного содержания лирики команд этого стиля выступает неонацистская идеология. По наследству от классического Black Metal осталась мощная антихристианская направленность, эту религию обвиняют в еврейских корнях и возлагают ответственность за духовное разложение арийских народов.
     Широкое распространение крайне правых идей в Black Metal сцене дает основания могилевскому музыканту Ryks Asirg’у даже говорить о новой моде, «тренде» национал-социализма [6]. Большинство белорусских Black Metal команд положительно относятся к неонацистским идеям, что можно проследить по интервью в андеграундных изданиях. Тем не менее, открыто использовать неонацистскую эстетику и идеологию стремятся немногие. В порядке исключения можно назвать гродненскую группу STURM. Вот как заявляет о своей жизненной позиции один из лидеров этой группы Алекс: «Я в конспирации с Сатаной, используя политическую доктрину фашизма с целью максимального использования фактора уничтожения человеческой сущности» [7]. В качестве примера можно привести и строчку, которая рефреном звучит на протяжении песни «Арыйскі штурм” на одноименном альбоме: «Мільярды павінны быць зьнішчаны дзеля нашай улады/ Моцнай Арыйскай улады”.
     Большинство же не решается провоцировать конфликты с законодательством. Так оршанская группа APRAXIA на обложку своего последнего альбома “Ideology” поместила закругленную свастику, но в интервью массовым изданиям типа «Музыкальной газеты» стыдливо отмалчивается о своих политических взглядах. 
     NSBM обладает наибольшим пропагандистским потенциалом среди вышеперечисленных стилей. Основное его преимущество в аудитории, которая не обязательно принадлежит к крайне правым сторонникам (в отличие от WP музыки).
     3. Нео-фолк.
     Этот музыкальный стиль нельзя так же прямолинейно и без тени раздумий отнести к неонацистским пропагандистским средствам, как два предыдущих. Крайне правая политическая ориентация нео-фолк музыки является предметом оживленных дискуссий, но общая тенденция музыкантов использовать нацистскую эстетику очевидна. 
     В качестве доказательства можно привести определение автора крупнейшего российского сайта, посвященного данному стилю: «Термином “нео-фолк” называют определенную музыкальную субкультуру, представители которой, объединенные общей идеей, привносят в свою музыку элементы самых разнообразнейших направлений – от милитаристских шумовых коллажей до вагнеровских симфоний, от возвышенной поэзии до языческих песнопений.
     Отличительной особенностью эстетики “нео-фолка” являются аллюзии на темы национал-социализма, эзотерического фашизма или традиционализма; некоторые считают это просто эпатажем, некоторые воспринимают всерьез. Так или иначе, “нео-фолки” отвергают все расовые или антисемитские теории, свойственные былым представителям данных направлений. Кредо “нео-фолка” - “Против современного мира”; новые герои, мистические Избранные, восставшие против деградирующей современности» [8]. 
     Немецкий антифашистский деятель и социолог Альфред Шоберт в скандальной статье в журнале «Шпигель» выступил с гневными нападками против «нео-фолка», призывая начать «крестовый поход против нацистской пропаганды» (очевидно, что основания для таких громких заявлений у него все же были). После этого на Западе развернулись шумные дебаты и споры, продолжающиеся до сих пор. Нашу страну они практически не затрагивают по одной простой причине: в Беларуси очень мало поклонников данного стиля музыки. Основанием для данного утверждения может послужить информация, полученная от редактора журнала «Стигмата», единственного отечественного издания, затрагивающего подобную стилистику, о том, что практически весь тираж этого журнала уходит в Россию. Отсутствие  белорусских «нео-фолк» групп и записей зарубежных команд на музыкальном рынке служат этим словам достаточным подтверждением.
     Несколько слов необходимо сказать о конвергенции стилей. Музыкально они совершенно различны, что долгое время препятствовало объединению сцен. Но в последнее время заметна сильная тенденция к объединению  WP музыки и NSBM, предпосылкой чему служит общая неонацистская идеология. Нормой становятся журналы, компиляции, сплит-альбомы, лейблы, концерты, связывающие эти два стиля. Ничего удивительного нет в том, что группы КОЛОВРАТ и APRAXIA, которые играют разную музыку, выступают на одном концерте. Нео-фолк по-прежнему остается в гордом одиночестве, упорно отбиваясь от обвинений в «фашизме». Тем не менее, в третьем номере журнала «Стигмата» опубликованы редакторская статья о NSBM и интервью с двумя командами этого стиля (KRISTALLNACHT и SHADOW ORDER), в гродненском Black Metal фэнзине «Blasphemy and Desecration» также можно найти интервью американской нео-фолк группы HERRENVOLK. Делаются первые шаги по сближению, но пока только на уровне музыкальной прессы. 
     Даже из этого краткого обзора можно сделать определенные выводы о том, что неонацистская идеология активно использует различные музыкальные стили для распространения своих идей в молодежной среде. При этом все более заметна тенденция к принятию и одобрению неонацистских постулатов среди музыкантов, владельцев андеграундных лейблов и редакторов музыкальных изданий, т.е. тех людей, которые оказывают непосредственное воздействие на сознание слушателей. За последние годы значительно увеличилось количество музыкантов в Беларуси, симпатизирующих крайне правой идеологии, и можно сделать осторожный прогноз о том, что это число в ближайшие годы возрастет, если не произойдет коренных изменений. В ситуации, когда неонацистская идеология оказалась лишенной традиционных средств политической пропаганды, музыка стала полноценным инструментом прививания молодежным субкультурам экстремистских взглядов. 

     Литература: 
1. Attali J. Noise: Political Economy of Music. Manchester 1985.
2. Eyerman R. Music in Movement: Cultural Politics and New and Old Social Movements// Qualitatively Sociology, Vol. 25, No. 3, Fall 2002.
3. Cotter J.M. Sounds of Hate: White Power Rock and Roll and the Neo-nazi Skinhead Subculture// Terrorism and Political Violence, Vol. 11, No. 2, summer 2002.
4. Vandal. «Сцена ненависти» или национальная музыка?//Атеней№3-4.
5. Moynihan M., Soderlund D. Lords of Chaos. Los Angeles 1998.
6. Интервью KRUK// Mirkwood#2.
7. Интервью KARACHUN/STURM//Mirkwood#2.
8. Shelley. Нео-фолк// www.seidr.woods.ru.

     автор: Алексей Ластовский, Институт социологии НАН Беларуси
 

назад - go back