главная - mainновости - newsстатьи - articlesинтервью - interviewsличности - personsкалендарь - calenderбиблиотека - libraryпоэзия - poetryюмор - humour
видео - videoгалерея - galleryмузыка - musicрецензии - reviewsссылки - linksконтакт - contact
МУЗЫКА НЕНАВИСТИ: WHITE POWER РОК-Н-РОЛЛ И СУБКУЛЬТУРА НЕОНАЦИСТСКИХ СКИНХЭДОВ
Введение

     С 1980-х и еще больше в 1990-х на Западе наблюдается возрождение организованности и привлекательности правоэкстремистских групп. Отличающиеся по своему влечению к авторитарным формам правления и исключительному национализму, крайне правые обрели новую жизнь также и в Восточной Европе, частично заполняя идеологическую пустошь после распада Советского Союза. 
     Этот подъем правых принимает две главные формы. Первая, которая получила наибольшее внимание ученых, это возросшая электоральная привлекательность так называемых «праворадикальных» партий, таких как Национальный Фронт Жан-Мари Ле Пена во Франции или австрийская Партия Свободы, руководимая Йоргом Хайдером. Эти партии соединяют анти-иммигрантскую риторику с преданностью рыночному капитализму, что создает необычную политическую платформу, которая получила удивительную поддержку в некоторых европейских демократических странах. Пока большинство европейских праворадикальных партий показывает готовность работать внутри институциональной рамки демократии, и в процессе отказывается от использования насилия против своих врагов. 
     То же нельзя сказать о другом проявлении подъема правых – росте числа и активности военизированных неонацистских организаций и насильственных молодежных субкультур, которым уделялось меньше внимания социологов. В отличие от праворадикальных партий, правоэкстремистские организации редко, если вообще когда-нибудь, участвуют в выборах. Вместо этого, вдохновляясь идеологией нацизма, они отвергают либерально-демократическое правительство и считают себя «воинами», которые сражаются против заговора врагов, чтобы восстановить этническую или расовую чистоту своей родины. Более того, наиболее воинственные правые экстремисты не отвергают использование насилия в политических целях. Наоборот, насилие совершенно оправданно, или даже естественно, для их цели расово чистого общества и достижения государства, которое стремилось бы к сохранению этой дифференциации между группами. Большую часть времени правые экстремисты развязывают пропагандистскую войну – стремясь предупредить других об упадке их расовой группы. Тем не менее, терроризм и менее систематическое «террористическое насилие», такое как нападения, запугивания и вандализм, которое используется, чтобы выгнать чужестранцев, все более дают финансовой поддержки для продолжения их активности или нападения на государство, предавшее их интересы. 
     Эта статья затрагивает одну подгруппу этой возродившейся сети воинственных неонацистских организаций, которая получила название «террористических молодежных субкультур», или скинхэдов и их товарищей. Несмотря на освещение СМИ и антифашистскими организациями интенсивного насилия скинхэдов, социологи уделяли ограниченное внимание  этой субкультуре, которая получила название «наиболее насильственной из всех расистских групп». Гипотезы о происхождении и привлекательности субкультуры скинхэдов и связанного с ними насилия многочисленны и, до определенной степени, перекрещиваются. Некоторые доказывают, что скинхэды вовлечены в «юношеский бунт» против норм постиндустриального общества и своих родителей. Другие считают, что скинхэды реагируют на современные экономические затруднения, вызванные ростом иммиграции в западные страны вообще. В конце концов, утверждают, что скинхэды – это отчужденные и изолированные молодые люди, стремящиеся вернуть смысл общности и персональной идентичности. К несчастью, при отсутствии систематического изучения субкультуры скинхэдов, существует сдерживающая «трудность в отделении подтвержденного знания от теоретических спекуляций». Некоторые объяснения подразумевают веру, что это распространенное и насильственное молодежное движение медленно утратит привлекательность и значение, как это произошло в прошлом с другими молодежными стилями. 
     Несмотря на предсказания и надежды исследователей и государственных чиновников о грядущем упадке субкультуры скинхэдов, движение продолжает привлекать около 70000 членов в 33 странах. В любой стране скинхэды продолжают быть ответственными за многочисленные случаи расистских преступлений, варьирующиеся от запугиваний до убийств. Это вызывает несколько вопросов. Почему эта неонацистская субкультура, которая возникла в Великобритании в 1970-е годы, является столь долговечной? Почему она распространилась и стала привлекательной в совершенно других условиях? И, возможно, самое главное, почему скинхэды так часто прибегаю к насилию? 
     Ответ на эти вопросы лежит, в частности, в развитии и распространении одного жизненно важного аспекта стиля скинхэдов – музыки white power rock and roll (далее – WPRR – t.). Почти повсеместно принято, что музыка является общей нитью, которая связывает неонацистских скинхэдов, служа источником развлечения, пропагандистским средством и орудием для вдохновения насилия. Несмотря на признание того, что музыка важна в утверждении этой субкультуры, этот аспект феномена скинхэдов недооценивался и фактически избежал систематического анализа. Эта работа является попыткой исправить этот недосмотр, полностью сосредотачиваясь на роли, которую WPRR сыграл в развитии, распространении и утверждении субкультуры скинхэдов и насилия, которое так укрепилось среди них. 
Анализ развивается следующим образом. Первая часть изучает степень проблемы скинхэдов, рассматривая доступные свидетельства числа скинхэдов. Вторая часть кратко обозревает историю субкультуры скинхэдов, демонстрируя важную роль, которую музыка играла на всем протяжении ее существования. Третья часть анализирует лирику WPRR, озвучивающую экстремистскую идеологию скинхэдов, и показывает, насколько их вид неонацизма как близок, так и отличен от типичных убеждений правых экстремистов. Последняя часть суммирует открытия и делает прогноз о будущем скинхэдов. 
 

Степень проблемы – число скинхэдов 

     Точное число скинхэдов неясно. Недавняя попытка подсчитать количество активности скинхэдов по всему миру, используя криминальную статистику и отчеты антифашистских организаций, привела к заключению, что в движении около 70000 участников, из которых около половины являются активистами, а остальные их друзьями и товарищами. Таблица 1 приводит результаты этого подсчета по странам и количеству скинхэдов. Интересно отметить, что три из пяти стран, в которых наибольшее количество активности скинхэдов, это бывшие коммунистические страны, в то время как родина стиля скинхэдов, Объединенное Королевство, упала на восьмое место в списке, таким образом, демонстрируя распространение этой субкультуры с течением времени. 

Таблица 1
Страны со значительным числом скинхэдов
Германия 5000 Канада 600
Чехия >4000 Франция 500
Венгрия >4000 Голландия 350
США 3500 Австралия 450
Польша 2000 Словакия 250
Испания 2000 Швейцария 250
Бразилия 1500 Новая Зеландия 200
Великобритания 1500 Австрия 175
Италия 1250 Норвегия 125
Швеция 1000 Финляндия >100

Источник: Адаптировано по Anti-Defamation League (ADL). The Skinhead International: A Worldwide Survey of Neo-Nazi Skinheads (New York: ADL 1995). Другие страны, где активны скинхэды – это Бельгия, Болгария, Чили, Колумбия, Дания, Ирландия, Люксембург, Португалия, Словения, Южная Африка и Югославия.
 
     Хотя этот недавний подсчет размера глобального количества скинхэдов является наиболее всесторонней и амбициозной попыткой на данный момент, заключения можно расценивать в лучшем случае как предварительные, и, возможно, на самом деле приуменьшающие степень распространенности скинхэдов. Попытки точно измерить количество скинхэдов усложняются некоторыми характеристиками, общими для скинхэдов и их союзников на крайне правом фланге. 
     Первая – это проблема перекрестного членства. У скинхэдов фактически нет формальной организованной структуры; вместо этого, существуют многочисленные группировки и отдельные личности, разбросанные по каждой рассматриваемой стране, причем группы соединяют как формальные, так и неформальные связи. Скинхэды сотрудничают до определенной степени с другими правоэкстремистскими организациями, разделяющими общие идеологию и цели, и даже состоят членами в нескольких организациях одновременно. Таким образом, правые экстремисты – это не унифицированное политическое движение, их можно более точно назвать «расистской констелляцией». 
     Во-вторых, норма молчания среди членов правоэкстремистских организаций скрывает степень проблемы. Очевидно, что кодекс молчания в интересах организаций, чьи стратегия и тактика включают использование насилия в политических целях. Если полиция арестовывает одного или нескольких членов группы, молчание может помочь укрыть других от преследования и позволить организации продолжать свою деятельность. Более того, молчание добавляет «мистики» экстремистским организациям для некоторых членов и потенциальных рекрутов. Быть частью тайной организации уже само по себе может приносить удовлетворение и способствовать внутригрупповому согласию и товариществу. Хотя этот кодекс молчания не всегда наблюдается на практике, он затрудняет силовым структурам сбор данных и преследование. 
     Третья проблема, связанная со сбором знаний о скинхэдах в том, что они не всегда выглядят соответствующим образом. Бритая голова и неонацистские знаки отличия, соединенные с тесной связью скинхэдов с насилием во всех формах, могут сделать скинхэдов относительно легкими целями для подозрений и наблюдения агентами спецслужб. Поэтому лидеры крайне правых убеждают скинхэдов принять более общепринятый внешний вид для того, чтобы избежать полицейского досмотра. Например, Том Метцгер, лидер White Aryan Resistance (WAR), который тесно работал с некоторыми организациями скинхэдов в США и Европе, заметил: «Я пытался убедить скинхэдов отрастить волосы и регулярно работать, просачиваться в публичную сферу. Многие из них сопротивлялись, потому что для них был крайне важен внешний вид. Теперь правительство давит на них так сильно, что они вынуждены сделать это». 
     По крайней мере, некоторые скинхэды последовали совету Метцгера, что делает подсчеты количества скинхэдов еще более проблематичными. Один агент спецслужб, который специализируется на преступлениях скинхэдов, утверждает, что на каждого активного члена этой субкультуры может быть пять пассивных сторонников. 
     Где бы ни были скинхэды, они несут с собой насилие. Они ответственны за тысячи случаев вандализма, нападений, и сотни убийств по всему миру. Но как эта странная молодежная субкультура, впервые ставшая известной за особый внешний вид в 1970-е годы, трансформировалась в тесно связанную и при этом разветвленную сеть неонацистских террористов, ответственных за наиболее вопиющие акты насилия в современном мире? Следующая часть обращается к зарождению и распространению субкультуры скинхэдов, обращая особое внимание на специальную роль, которую сыграли в этом процессе музыка и правоэкстремистские лидеры. 
 
Краткая история движения скинхэдов 
     Субкультура скинхэдов берет свое происхождение в рабочих кварталах восточного Лондона, где она развилась из других молодежных стилей в 1960-х годах. Этот стиль, прославлявший мужскую стойкость и идентичность британского рабочего класса, был близок к исчезновению в конце 1970-х годов, но пережил «возрождение», вызванное влиянием «панк»-рока и его антисоциального поведения. Музыкой, связанной с этим возрождением активности скинхэдов, стал вариант панк-рока, названный британская Oi! музыка, которая соединяла тяжелую и ритмичную музыку рок-н-ролла с лирикой, выражающей разочарованность рабочего класса и восхваляющей мужское товарищество. В начале 1980-х значительная часть скинхэдов стала сотрудничать с британскими правоэкстремистскими организациями, такими как Национальный Фронт и Британское Движение, которые переживали подобное возрождение в период экономического упадка и возросшей иммиграции в Объединенное Королевство из стран Третьего мира. Из рядов Национального Фронта возник и Ян Стюарт, чья карьера как музыканта и организатора скинхэдов и их сторонников во многом несет ответственность за развитие и распространение современной субкультуры неонацистских скинхэдов и WPRR. 
 
Зарождение, упадок и «возрождение» скинхэдов
     Развившись из стиля «hard mods» 1960-х, стиль скинхэдов, зародившийся около 1969 года, был связан с традиционной культурой рабочего класса. Согласно Джону Кларку, «стиль скинхэдов представляет собой попытку воссоздать традиционную общность рабочего класса, как замена реального упадка последней начиная с 1960-х годов». Скука и экономическая неустроенность среди британской рабочей молодежи выражалась в отвержении распространенной тогда культуры «хиппи», так как скинхэды предпочитали короткую стрижку и молодежную версию рабочей одежды, которая состояла из тяжелых ботинок, рабочих рубашек и джинсов. Скинхэды всегда ассоциировались с драками и насилием. Типичная деятельность ранних скинхэдов включала употребление пива, беспорядки на футбольных матчах и драки со своими признанными культурными врагами – хиппи, геями и пакистанскими иммигрантами. Несмотря на «британскость» этого стиля, ранние скинхэды предпочитали музыку регги так называемых “rude boys” - ямайских иммигрантов в британских рабочих кварталах. Эта связь, тем не менее, была кратковременной из-за растущих трений, возникших в ходе дальнейшей иммиграции и сосредоточении музыки регги на вест-индских и африканских корнях. Разрушительная деятельность скинхэдов вдохновлялась их провозглашенным утверждением рабочей мужественности, стойкости и агрессивности, и заслужила внимание полиции, после чего субкультура стала терять влияние. 
     Скинхэды «возродились» вскоре вслед за возникновением панк-сцены в конце 1970-х. Панки были известны отрицанием практически всего. Вместо подчеркивания значения рабочего наследия, стиль и музыка панков имели дело с такими темами, как нигилизм, нарциссизм, анархия и насилие. Хотя отвержение панками всех общепринятых норм поведения, также как и их саморазрушительные действия, в итоге привели их к вражде со скинхэдами, некоторые аспекты стиля панков способствовали этой регенерации стиля скинхэдов. Во-первых, стиль панков требовал враждебности к стандартам высших и средних классов, что прекрасно подходило к озабоченности скинхэдов об упадке рабочего класса и недоверию к политическим верхам. Во-вторых, панки начали обращение молодежи к нацизму. В попытке адаптировать различные стили для усиления шокирующего имиджа, некоторые панки стали интересоваться нацистской Германией 1930-х годов и изображать свастику на майках и нарукавниках, которые носили на публике. Было ли это влечение к нацизму крайне шокирующим испытанием, или, возможно, проявлением расистских элементов внутри сцены, является спорным. В-третьих, панк-сцена развила андеграундную сеть печатных новостных источников, называемых «фэнзинами», с которыми скинхэды в итоге стали соревноваться для того, чтобы держать своих членов в курсе развития сцены и распространять идеологическую пропаганду. 
     Музыка, предпочитаемая скинхэдами, была вариантом панк-рока под названием Oi!. Это был в своей сущности «возвращающийся к корням» стиль рок-н-ролла, состоявший из тяжелой, быстрой и «немелодичной» музыки с мощно спетой лирикой, в основном с рабочими акцентами. Основные темы музыки Oi! включают гнев и недовольство рабочих по отношению к правительству и прессе, и особенно насилие, связанное с «войнами между бандами". Следующая песня британской группы The Last Resort типична для музыки Oi!: 

            «Идя по дороге с дюжиной друзей 
            Мы ищем драк, чтобы провести время 
            Мы встретили тупого хиппи, который попытался убежать 
            Я разбил ему нос, просто чтобы провести остаток дня 

            Большие ботинки, длинные шнурки 
            Джинсы на алых подтяжках 
            Убирайся с дороги или получишь под зад 
            У нас на уме насилие 
            У нас на уме, у нас на уме насилие»

     Несмотря на концентрацию на  темах насилия и враждебности, группы, игравшие раннюю музыку Oi!, не были неонацистскими и не были связаны с различными правоэкстремистскими организациями, на самом деле, многие из музыкантов даже не были скинхэдами. Но об их слушателях то же сказать нельзя. Под растущим давлением музыкальной индустрии и для того, чтобы обезопасить подписание контрактов и концертные трассы, многие Oi! группы стали все более отдаляться от возросшей армии своих поклонников – скинхэдов, особенно тех, которые были связаны с оживившимся Национальным Фронтом и, до определенной степени,  Британским Движением, и которые способствовали постоянными проблемам и беспорядкам во время и после концертов Oi! групп. 
 

Политизация скинхэдов – Ян Стюарт и Blood & Honour

     Связь скинхэдов с насилием, презрение к политическим верхам и их озабоченность упадком рабочего класса, подогреваемые растущей ненавистью к иммигрантам из стран Третьего мира, делали их все более привлекательными для правоэкстремистских организаций в Великобритании. Вскоре вслед за возрождением субкультуры скинхэдов, НФ осознал их потенциал для своего рода «уличной войны» приблизительно в то же время оживших крайне правых. В конце 1970-х, НФ вовлек в политику большой сегмент сцены скинхэдов неонацистской идеологией, которая апеллировала к их недовольству экономической и политической ситуацией в Британии, требовала изоляции иммигрантов и объявляла еврейских заговорщиков виновниками упадка британского рабочего класса. 
     Молодежный Национальный Фронт (YNF) был основан на ежегодном партийном общем собрании в октябре 1977 года и быстро вырос в размерах, используя множество способов для привлечения новых членов, включая семинары по британской националистической идеологии, антииммигрантские демонстрации и футбольные матчи, и все эти мероприятия анонсировались в организационном ньюслеттере под названием «Bulldog». Как бы то ни было, самым влиятельным и выгодным средством для распространения правоэкстремистской идеологии среди новых молодых союзников была музыка. Эту связь между правоэкстремистской идеологией и субкультурой скинхэдов установил Ян Стюарт, который со своей группой “Skrewdriver” во многом ответственен за появление  WPRR и использование его для создания современной неформальной международной сети скинхэдов. 
     Ян Стюарт, настоящее имя которого Ян Стюарт Дональдсон, родился возле курортного города Блэкпула в Англии в 1958 году. Деятельность Стюарта как музыканта началась с основания в мае 1977 года его первой группы под названием “Tumbling Dice”, которая затем сменила свое название на “Skrewdriver”. Разочаровавшись в сцене панк-рока, которая стала «слишком левацкой», “Skrewdriver” в конце этого года стала «скиновской» группой, и ее поклонники все более происходили из субкультуры скинхэдов. Ранние записи группы были близки к музыке других панк и Oi! групп конца 1970-х годов. После нескольких довольно хороших рецензий в музыкальной прессе, группа“Skrewdriver” вскоре была вовлечена в постоянные проблемы с инспирированным скинхэдами насилием на концертах в Лондоне. После беспорядков, последовавших за концертом “Skrewdriver” в клубе “Vortex”, и растущих свидетельств вовлечения скинхэдов в НФ, музыкальная пресса потребовала от “Skrewdriver” и других Oi! групп осудить скинхэдов как расистов. После того, как Стюарт и “Skrewdriver” отказались осудить расистских скинхэдов и НФ, которые составляли большинство их поклонников, они вдруг обнаружили, что их концертные туры запрещены и нет никаких шансов на долговременный контракт. В итоге группа распалась в середине 1978 года. 
     На протяжении около трех лет Стюарт несколько раз реформировал группу только для того, чтобы распасться снова. В этот период Стюарт заинтересовался британскими крайне правыми. Недовольный «левацими СМИ» и особенно музыкальной прессой, Стюарт стал посещать собрания НФ в Блэкпуле, в итоге став членом этой партии в апреле 1979 года. Стюарт вернулся на лондонскую скинхэдовскую сцену в 1981 году, еще раз реформировав “Skrewdriver”, и в 1982 между песнями на концертах стал произносить «расистско-националистические» речи. Выброшенные из основной музыкальной индустрии, Стюарт и активисты из НФ реформировали свою собственную организацию «Рок против коммунизма» (RAC), которая первоначально была основана в 1979 году. Она должна была соперничать с левацкой организацией «Рок против расизма». В первой публикации «Новостей RAC» “Bulldog” провозглашал: «Годами белая британская молодежь имела дело с левым дерьмом в рок-музыке. Они имели дело с анти-НФ ложью в музыкальных изданиях. Коммунистические организации, наподобие «Рок против расизма», пытались промывать им мозги. Но теперь по коммунистам наносится ответный удар! R.A.C. собирается сражаться против левых и антибританских предателей в музыкальной прессе. Мы ненавидим позеров из R.A.R., которые просто используют музыку, чтобы промывать мозги настоящим фэнам рока. «Рок против коммунизма» состоит из скинов, модов, панков и тедов, и никаких больше длинноволосых левых позеров. Через несколько месяцев мы собираемся проводить концерты и туры. Послание для коммунистической мрази ясно. «Рок против коммунизма» уже здесь и «Рок против коммунизма» никуда не денется». 
     Любое затянувшееся сомнение насчет политической ориентации группы было развеяно с реализацией альбома на лейбле White Noise Records, которая содержала знаменитую песню “White Power”, оплакивающую упадок Британской империи. Несмотря на запрет акций RAC, группа “Skrewdriver”, поддерживаемая и другими националистическими группами, такими как “Ovaltinees”, “Peter and the Wolves”, “The Die-Hards” и “Brutal Attack”, продолжала притягивать значительное число поклонников на концерты, вести о которых передавались только устно. 
     Музыка RAC привлекла также скинхэдов и на континенте, особенно в Германии, где компания Rock-O-Rama Records в 1984 году издала альбом “Skrewdriver” “Hail the New Dawn”, причем прибыль делилась между группой и НФ. С помощью международной дистрибьюции Rock-O-Rama Records, карьера Яна Стюарта на музыкальной сцене white power укрепилась и продолжалась много лет. Несмотря на многочисленные изменения в составе группы, экстремистская идеология оставалась неизменной, хотя Стюарт и экспериментировал, помимо музыки Oi!, с стандартным хард-роком, сольными альбомами и даже балладами, романтически прославляющими белую расу. 
     После распада НФ из-за фракционных диспутов относительно лидерства и идеологии, Стюарт создал «независимую» организацию скинхэдов под названием “Blood & Honour” (B&H), чтобы содействовать развитию WPRR и объединить скинхэдов и других европейских крайне правых. Неформальная сеть B&H финансировалась благодаря продаже записей WPRR, маек и другой неонацистской символики и пропагандистских материалов. Организация Стюарта внесла вклад в развитие субкультуры скинхэдов как в Британии, так и других странах, распространяя свое послание с помощью RAC концертов и обеспечивая материальную поддержку группам, которые стремились превзойти звучание и политическую стратегию “Skrewdriver”. 

Таблица 2
Выборка из дискографии Яна Стюарта
В группе Skrewdiver
You’re So Dumb/ Better Off Crazy (7’) 1977 Chiswick Records
Antisocial/ Breakdown (7’) 1977 Chiswick Records
All Skrewed Up 1978 Chiswick Records
Built Up, Knocked Down/ A Case of Pride/ Breakout (7’) 1979 Chiswick Records
Back Up With a Bang/ I Don’t Like You (7’) 1982 Last Resort Sounds
White Power/ Smash the I.R.A./ Shove the Dove (7’) 1983 White Noise Records
Hail the New Dawn 1984 Rock-O-Rama Records
Blood & Honour 1985 Rock-O-Rama Records
Boots and Braces 1987 Rock-O-Rama Records
Voice of Britain 1987 White Power Records
White Rider 1987 Rock-O-Rama Records
After the Fire 1988 Rock-O-Rama Records
Warlord 1989 Rock-O-Rama Records
The Strong Survive 1990 Rock-O-Rama Records
Freedom What Freedom 1992 Rock-O-Rama Records
Hail Victory 1994 ISD Records
Как Ян Стюарт
No Turning Back 1989 Rock-O-Rama Records
Slay the Beast 1990 Rock-O-Rama Records
Patriot 1991 Rock-O-Rama Records
Patriotic Ballads (w/ Stigger) 1992 Rock-O-Rama Records
Justice for the Cottbus Six (w/ Rough Justice) 1992 Rock-O-Rama Records
Patriotic Ballads II – Our Time Will Come (w/ Stigger)  1992 Rock-O-Rama Records
В группе Klansmen
Fetch the Rope 1989 Klan Records
Rebel with the Cause 1989 Klan Records
Rock’N’Roll Patriots 1991 Klan Records
В группе White Diamond
The Reaper 1991 Rock-O-Rama Records
The Power & the Glory 1992 Glory Discs

 Примечание: Это не полная дискография записей Яна Стюарта, поскольку здесь не включены переиздания, синглы на различных компиляциях и концертные записи. Источники для этого списка: Joe Pearce, Skrewdriver: The First Ten Years и каталог дистрибьюции Nordland
     На протяжении 1980-х и в 1990-х годах, вплоть до своей смерти в автомобильной аварии в 1993 году, Стюарт оставался ключевой фигурой в неонацистском движении скинхэдов. Но современное неонацистское движение скинхэдов уже не ограничено несколькими странами в северо-восточной Европе, с дюжиной групп и несколькими дистрибьюторами. Вместо этого, современная международная субкультура скинхэдов распространилась более чем на 30 стран, включает более сотни white power групп и постоянно растущее число международных дистрибьюторов WPRR – все это способствует формированию сотен автономных группировок скинхэдов от Европы и Америки до Австралии. Независимо от рассматриваемой страны или группировки, WPRR и насилие остаются постоянными. За этот период времени неонацистские скинхэды заслуженно получили репутацию наиболее устойчиво насильственного элемента правоэкстремистского движения.
      
WPRR, правоэкстремистская идеология и насилие скинхэдов
     Фактически каждое обсуждение неонацистских скинхэдов в наше время, по крайней мере, упоминает важность WPRR в распространении этой субкультуры за два последних десятилетия, также как и увеличения насилия, связанного с ростом организованности и активности скинхэдов. Аналитики, как репортеры, так и социологи, стремились изобразить скинхэдов как насильственные расистские группировки, взбешенные тяжелыми и ритмичными звуками музыки Oi!, которые сопровождаются лирикой, пронизанной ругательствами и расистскими эпитетами в отношении миноритарных групп. Хотя эта характеристика и верна до определенной степени, она не ухватывает всей сложности индустрии WPRR. Во-первых, WPRR не ограничен в рамках того, что можно считать музыкой Oi!. На самом деле, WPRR охватывает различные стили музыки, такие как стандартный рок-н-ролл, «хэви-метал», панк/Oi!, мелодичные баллады и даже странную мутацию музыки кантри, прозванную «психо-билли».
     Во-вторых, что более важно, WPRR более идеологически развит и сложен, чем предполагает данная характеристика. Многие песни действительно являются бранью в адрес миноритарных групп. Тем не менее, лирика WPRR затрагивает и другие темы, связанные с правоэкстремистской идеологией, такие как указание на глобальный еврейский заговор против белой расы, соучастие правительства в этом заговоре и вера в неизбежность жестокой войны между расами, в которой воины Арийской расы в конце концов выйдут победителями. В-третьих, эта простая характеристика стремится просмотреть потенциально независимую роль WPRR в распространении субкультуры скинхэдов, также как и постоянном подстрекательстве насильственного поведения. Свидетельства Марка Хэмма из впечатляющего криминологического изучения американских скинхэдов показывают, что WPRR – это предпочитаемая музыка скинхэдов, вовлеченных в насильственное поведение. Не все слушатели WPRR вовлечены в насилие, но длительная приверженность этой форме расистской пропаганды, вероятно, вносит свой вклад в насилие скинхэдов.
     В общем, идеология, которую можно найти в неонацистской музыке скинхэдов, достаточно хорошо подходит к темам, которые постоянно присутствуют в современной правоэкстремистской риторике, включая: ненависть к чужакам, антисемитские конспирологические теории, шовинистический национализм и презрение к общепринятому политическому поведению. Хотя большинство песен WPRR затрагивают сразу несколько из этих тем, последующее обсуждение будет организовано вокруг этих четырех элементов правоэкстремистской идеологии, отмечая соответствующие отличия. В целом, политическая идеология, господствующая в рок-н-ролле скинхэдов, подчеркивает угрозы со стороны врагов и оправдывает использование насилия против множества целей. Обсуждение начнется с пятого аспекта WPRR, который уникален для субкультуры скинхэдов – музыки, прославляющей «образ жизни» скинхэдов.
     Быть скинхэдом…Одна из типичных тем WPRR позаимствована из музыки ранней «аполитичной» субкультуры скинхэдов – это стиль жизни скинхэдов. С одной стороны, лирика прославляет «культуру группировок», членство в которых может принести развлечение, заинтересованность и чувство принадлежности. Как и в предыдущих поколениях скинхэдов, это товарищество укрепляется особым значением мужественности, агрессивности и увлечением драками, обычно после употребления алкоголя. В известном смысле,  внушается, что драки – это преимущественно то, «что делают скинхэды». Смотрите, например, песню ‘Pride of Midtown’ группы из Оклахомы Midtown Bootboys:

            «Мы начинаем вечер с восьми и затем шныряем по улицам
            Мы выпьем, и тогда настает наш час
            Мы начищаем ботинки и тогда готовы развлечься
            Мы устроим вечеринку для коммунистического сброда

            Мы – Midtown Bootboys, белая свобода – это игра
            И, однажды ощутив нашу ярость, ты не забудешь наше имя
            Мы – Midtown Bootboys – Oi Oi (2x)

            Мы врываемся в панк-рок клуб и бьем всех, кого видим
            И решаем уйти, когда уже не с кем драться
            Вечер близок к завершению, но еще много нужно сделать
            Мы находим выпившего ниггера и избиваем его до посинения

            Мы вламываемся на вечеринку с дюжиной друзей
            Крадем пива и начинаем драться до конца вечеринки
            Мы возвращаемся в Мидтаун с бутылкой в каждой руке
            И говорим братьям спокойной ночи перед новым днем» 

     Существует и другой аспект жизненного стиля скинхэдов, который укрепляет единство среди его членов. Хотя они могут получать удовольствие от бойцовского духа и товарищества, являясь частью субкультуры скинхэдов, они также утверждают, что вести такую жизнь очень тяжело. В современном контексте, заслуженная насильственная репутация скинхэдов вызывает реакции изоляции и преследования у остальной части общества. В процессе прославления «образа жизни» скинхэдов, они также осуждают тех, кто против них, особенно прессу за изображение их в негативном свете или распространение «лжи» о том, кто ответственен за насилие на улицах, также как и полицию, которая изводит их. Несмотря на это преследование, скинхэды часто провозглашают в своей музыке, что это только способствует большему согласию внутри субкультуры, и большей убежденности, что они на самом деле правы в своих убеждениях и действиях. Песня Skrewdriver ‘Back with a Bang’ прославляет возрождение субкультуры скинхэдов:

              «Помните лето
              Тысяча девятьсот семьдесят восьмого года
              Когда они посчитали, что дни скинхэдов сочтены
              И газеты были наполнены жидкой ненавистью
              Будь патриотом, останови фашистов, так они говорили
              Защити страну, сражайся за Корону
              Общество делало все возможное, чтобы убить вас
              Но дух живет до конца времен

              Мы наносим ответный удар
              Мы снова вместе в бою

              Считали каждого скинхэда подлецом
              Выставляя нас больными
              И каждый день наполняли газеты дерьмом
              Никогда не упуская любой грязный трюк

              И сейчас они по-прежнему лгут
              Прошло четыре года, а они еще не научились
              Но образ жизни скинхэдов сильнее с каждым днем
              И мы никогда от него не откажемся»

     Ненависть к чужакам. Убеждение, которое преимущественно связано с правоэкстремистскими группами, особенно неонацистскими скинхэдами, это ненависть к чужакам. Это то, что может быть названо «идеологией неравенства», которая жестко разделяет людей по принципу «принадлежности». WPRR демонстрирует, что эта ненависть направлена на многочисленные миноритарные группы. Одна из наиболее общих и удобных групп для вербальных и физических нападений – это нежелательные иммигранты и беженцы. Скинхэды протестуют против возросшего числа «чужих» по двум взаимосвязанным причинам. Первое – это материальное возражение, иммигранты обвиняются в похищении все более недостаточной работы, правительственных выплат  или обеспечения жильем у работящих коренных белых жителей, которые считаются легитимными потребителями тех благ, которые предлагает западный мир. Отрывки из двух песен, альтернативной группы Яна Стюарта White Diamond и австралийской группы Fortress выражают антииммигрантские чувства, общие для современной крайне правой среды, и особенно скинхэдов:

             «Они все приходят сюда издалека
             Мне кажется, что это спланировано
             Чего они ищут
             Они увидели открытую дверь
             Здесь мало для нашего народа
             Так что приходить сюда – это просто шутка

             Беженец, ты не дурачь меня
             Беженец, ты просто хочешь монополии на работу

             У нас нет денег, у нас нет жилья
             А они лезут сюда стадами
             Если происходит насилие, это стыд
             Политики и их игры
             Каждый стремится набить себе лапу
             А как же народ нашей земли?»

             «Убирайтесь из моей страны
             Убирайтесь, мы не хотим, чтобы вы были вокруг
             Убирайтесь, кричит наш народ
             Убирайтесь, убирайтесь из виду
             Убирайтесь, паразиты

             Победа чужого правительства
             Мы не признаем их закон
             Время закрыть плотину
             Время захлопнуть двери
            Выслать, отправить ублюдков обратно
            Не хотят по-хорошему, тогда в гробах»

     Иностранцы являются только частью разнообразного коллектива, который ответственен за упадок западных наций. Другие группы, подвергаемые нападкам, – это антифашисты, марксисты, либеральные политики, гомосексуалисты и криминальные элементы. Эти силы объединяются, чтобы способствовать вторжению «чужеродных» элементов, разрушающих культурную чистоту национальной группы или белой расы, а также вносят вклад в современное состояние морального разложения и культурного упадка, общего для всех западных государств. Любая из этих групп может подвергнуться нападениям, так как скинхэды утверждают, что на них возложена ответственность за вытеснение и выдворение этих враждебных элементов и их союзников-предателей внутри белой расы. Скинхэды видят решение проблем закона, порядка и культурного упадка в своем собственном особом виде «уличного правосудия» с суровыми наказаниями для преступников, как это видно по лирике песни ‘Simple Man’ хорошо известной британской группы No Remorse:

             «Они просто учат детей говорить «нет»
             А затем уходят из-под суда
             Пускай торговец наркотиками гуляет
             Они хватают его за запястья 
             А затем возвращают обратно в город
             Если бы мне дали разобраться с ними
             Я бы взял большое высокое дерево
             И короткий кусок веревки
             И вздернул бы их высоко
             И пускай болтаются до захода солнца

             Ты знаешь, что не так 
             С современным миром
             Люди отбросили свою мораль
             И живут по закону джунглей
             Больше нет закона земли
             Я слышу, так говорят
             И я знаю, что это правда
             Глаз за глаз
             Зуб за зуб
             Лучше смотри, куда идешь
             Помни, где ты был
             Я понимаю это так
             Я – простой человек

             Поскольку я озабочен
             Нет оправданий
             Для изнасилований и убийств
             И насилия над детьми
             У меня есть способ
             Положить этому конец
             Берешь этого мерзавцев 
             И пускаешь им пулю в голову
             Или подвешиваешь на дереве
             Покуда не свалятся мертвыми
            И пускай будут примером для остальных» 

     Антисемитизм и конспирологические теории. Антисемитизм и вера в угрозу мирового господства евреев не являются новыми для крайне правых. Тем не менее, современный правоэкстремистский «дискурс ZOG» отличается от своих предшественников по двум параметрам. Во-первых, доказывается, что анти-белый заговор намного более детально разработан и распространен, чем полагали ранее, достигая высших уровней западных правительств. Следовательно, евреи и коллаборационисты стоят за угрозой западной цивилизации, оттесняя другие меньшинства на другой план. Во-вторых, доказывается, что заговорщики опасно близки к достижению своих конечных целей глобального еврейского господства и разрушению белой расы, таким образом, вынуждая к решительным мерам в ответ и к прямой конфронтации с властями.  
     Идея ZOG, что означает «Сионистское Оккупационное Правительство», возникла в 1970-х года у американских расистов и с тех пор стала влиятельной в наиболее насильственных правоэкстремистских кругах по всему Западу, включая неонацистских скинхэдов. Как доказывается, все болезни, которые поражают западные общества, являются работой ZOG, которое включает не только евреев, но также и предателей внутри белой расы, таких как СМИ, интеллектуалы, полиция и политики. Чтобы уничтожить белую расу, ZOG использует два метода. Во-первых, они содействуют «смешению» рас, благодаря возросшим контактам с «чужими» народами и их культурами, в особенности с помощью либеральной политики иммиграции. Во-вторых, ZOG внушает белым неприязнь к национализму и принятие их культурного и демографического упадка пропагандой мифов расового равенства и продвижением расовой терпимости и мультикультурализма.
     Дискурс ZOG служит многим целям для правоэкстремистских лидеров и их последователей. В рамках политического контекста, это нефальсифицируемая теория, доказывающая, что белая раса находится под прямой угрозой, в сущности, отсутствие сопутствующих доказательств быстро превращается в доказательство далеко идущей власти заговорщиков. Более того, идея ZOG способна «объяснить» все, что не так на Западе, и почему белые в целом не сумели ответить на ультранационалистические призывы. Внутри движения, дискурс ZOG способствует внутреннему согласию, давая сторонникам чувство уникальности и превосходства, так как они среди немногих, знающих «истину». 
     Идея, что упадок белых народов является результатом большого «плана», конечно, привлекает и скинхэдов. Тем не менее, открытые нападки на евреев, и особо ссылки на ZOG, не так широко распространены в WPRR, как другие формы современной правоэкстремистской пропаганды, хотя идея заговора против белой расы определенно очевидна. Например, в известном альбоме Skrewdriver “Free My Land” Ян Стюарт задает вопрос «Кто же управляет нашей нацией?». Дискурс ZOG также подходит к сильной ненависти скинхэдов к прессе, которую они постоянно провозглашают предвзятой и, в конечном счете, служащей антинациональным интересам евреев, как видно из отрывка песни британской группы Squadron:

            «Пресса следит за тобой, все подмечая,
            Перевирая твои слова, каждый день в газетах ложь,
            Делая из нас тупых головорезов, оскорбляя любимую страну,
            Потому что все подается черно-белым, мы должны верить их еврейской лжи»

     Что более важно, вера в антисемитские теории заговора дает оправдание для ненависти скинхэдов к господствующей политической верхушке, особенно политикам и другим правительственным чиновникам. Эхуд Спринзак назвал этот процесс «раздельной делегитимацией», когда «партикуларистические» экстремистские группы сперва испытывают сильную ненависть к миноритарным группам, а затем происходит «разбавленная» делегитимация государства, которое они воспринимают, как защищающее чужаков и преследующее националистов. Фактически, помимо иммигрантов, скинхэды испытывают наибольшее презрение к государственным чиновникам, которых они считают «предателями» своей страны и народа, или братьями, предавшими свою большую семью. В песне Skrewdriver “House of Treason” Ян Стюарт предлагает свою версию избирательной речи, в которой член парламента раскрывает свои истинные намерения: «Я провозглашаю свою позицию как политика – лгать, воровать, грабить вас подчистую, передавать деньги и собственность людям, их не заслужившим, пока вы будете голодными и бездомными. Я также провозглашаю, что приложу все усилия, чтобы втоптать в грязь эту когда-то великую нацию… В моей позиции звучит голос народа, и я попытаюсь обмануть своих избирателей. Вы что, еще не поняли, что я и мои друзья в Палате Предателей на берегах старой реки – просто изменнические паразиты, которые вас всех однажды уничтожат?»      

     От национализма к расизму. Правые экстремисты издавна считали себя защитниками нации – группы людей, отделявшей себя от других. Это основывается как на объективных критериях – таких как общая история, территориальная целостность, общий язык или религия – так и на субъективном единстве, создающем отдельную общность, даже если ее члены контактируют лишь с небольшим сегментом всей нации. Во многих случаях эта национальная группа воспринимается как большой род, существовавший на протяжении столетий, благодаря передаче традиций национальной группы, мифов общего наследия и культурных символов от одного поколения к другому.
     Национализм, таким образом, это идеология, которая стремится защищать и поддерживать интересы национальной группы. Это, в первую очередь, включает обеспечение самовоспроизводства нации. Соответственно, националисты требуют мер, таких как продолжающееся использование национального языка и традиционных обрядов, сохранение исторических памятников и доступ к знаниям по национальной истории. Наряду с «прославлением» этих национальных особенностей, национализм также стремится защитить общность от влияний чужих культур, и, следовательно, негативно относится к тем, кто не принадлежит к нации и должен быть исключен. Понятно, что личности и группы отличаются по тому, насколько они желают принимать людей других культур и воздействие меньшинств на поддержание национальных особенностей. Правые экстремисты выделяются среди других националистических групп и партий своей нетерпимостью фактически к любому контакту или «смешению» с другими национальными группами, так как это может потенциально разрушить особенность или «чистоту» национальной культуры, существовавшей на протяжении столетий.
     Скинхэды, наряду с некоторыми другими современными правоэкстремистскими группами, во многом отказались от исключительно националистической идеологии в пользу идеологии расизма. Вместо того, чтобы заботиться об интересах какой-то особой европейской национальной группы, скинхэды стремятся защитить чистоту белой расы в целом, так как народы европейского происхождения имеют общие культурные связи и им угрожают одни и те же враги. Таким образом, расширенная расовая семья теперь включает любого белого человека с чистой кровью – в Европе, Северной Америке, Австралии и Новой Зеландии и даже Южной Африке. Как доказывает Джон Бернли из британской группы No Remorse: «Мы чувствуем, что старшие националисты в чем-то старомодны, и мы стараемся подчеркнуть солидарность между белыми народами по всему миру, независимо, откуда они родом. Нации – это только линия на песке, и когда мы говорим о Национализме, мы на самом деле говорим о Национал-Социализме и Расизме… Мы встречались с товарищами по всему миру, многие из них говорят на различных языках, но всех нас объединяют узы крови, от которых нельзя отказаться». 
     Некоторые песни действительно прославляют культуру и родину отдельной, родной для группы страны, но WPRR постоянно призывает к большей белой солидарности и сотрудничеству различных наций в таких песнях как «Европа, проснись!», «Европейская мечта» или «Европейская боевая песня» - все они принадлежат группе Яна Стюарта Skrewdriver.
     Одно из ответвлений этой расистской идеологии европейского единства – эта тема WPRR, утверждающая, что предыдущие вооруженные конфликты между европейцами в этом столетии были трагической ошибкой. Эта линия исторического ревизионизма провозглашает, что Первая и Вторая мировые войны были на самом деле «братскими войнами», когда европейцы были обманом вовлечены в сражения друг с другом, чтобы обслуживать «корыстные» интересы евреев. Результатом стала бесполезная смерть миллионов белых, что нельзя больше допустить. Смотрите, например, две песни британских групп No remorse и Brutal Attack:

            «Это была братская война, бессмысленная битва,
            Миллионы белых, забитых как скот,
            Урожаем стало столько трупов,
            Сионисты лгут, солдаты умерли напрасно.

            Больше не будет братских войн,
            Мы не собираемся больше слушать вашу ложь.

            Великая немецкая нация разделена и разрушена,
            Британия наполнена иммигрантами, миллионы безработных,
            Пожали плоды только хозяева на Востоке,
            Это была война за них, а не борьба за мир…

            Что мы выиграли, я говорю, что мы выиграли?»

            «Когда я осматриваюсь на то, что мы сделали с нашей расой,
            Меня охватывает глубокий стыд,
            Мы должны осознать нашу судьбу,
            Никаких больше братских войн».

     Призывы к оружию и Священная Расовая Война. Последний фактор, который отделяет правых экстремистов от других националистических и праворадикальных партий – это их презрение к обычному политическому поведению. Согласно Мичи Эбата, «правые экстремисты не сдерживаются и не ограничиваются конституциональными правилами и процедурами, и без всяких сомнений прибегают к насилию, прямо и косвенно». Существует несколько причин для применения силы в правоэкстремистской среде. Во-первых, это естественное следствие их экстремистской идеологии, описанной выше, когда угрозы белой расе со стороны иммигрантов, евреев и предателей внутри белой расы в ближайшем будущем могут привести к уничтожению их народа. Столкнувшись с этой чрезвычайной опасностью, экстремисты доказывают, что у них нет другого выхода, кроме как прибегнуть к насилию. Во-вторых, учитывая их расистские убеждения и идеологию, правые экстремисты имеют мало шансов достигнуть своих целей при помощи обычных избирательных стратегий. Насилие поэтому становится единственным способом повлиять на политическую верхушку, запугать миноритарные группы и «пробудить» потенциальных последователей, которым промывают мозги, чтобы они приняли смешение рас. И, в конце концов, насильственные акты могут поднимать уровень престижа и уважения внутри движения и служить как демонстрация силы близким группам и потенциальным рекрутам.
     При всей своей насильственной риторике, правые экстремисты в целом больше вовлечены в пропагандистские усилия раскрыть тайные угрозы, с которыми столкнулась белая раса. Неонацистские скинхэды являются исключением из этого правила, заслужив репутацию самой насильственной из всех правоэкстремистских групп. WPRR позволяет понять эту субкультуру, которая не только легитимирует насилие, но и прославляет его, убеждая других принять участие в финальной мифической битве против сил зла, битве, в которой будут сражаться смелые и мудрые герои белой расы. Здесь обнаруживается наибольшее противоречие в музыке скинхэдов – несмотря на угрожающую ситуацию и могущественные силы, объединившиеся против них, борьба продолжается, и однажды белые восстанут и нанесут поражение ZOG «вопреки всему».

     Делай что-нибудь… WPRR служит объединяющим призывом для скинхэдов и более широкого правоэкстремистского движения. Он апеллирует к расовой верности белых людей, убеждая их признать угрозы своему народу и затем восстать против врагов. Скинхэды презирают не только антифашистов, которые сражаются «не на той» стороне, но и тех, кто ничего не делает, которых иногда считают «буржуазными дураками», занимающих выжидательную позицию между двумя противостоящими лагерями и игнорирующих упадок своей нации и расы. Следующая песня самой известной американской группы скинхэдов под названием Bound for Glory требует от белых поступать правильно и присоединиться к националистическому делу:

            «Что тебе нужно, чтобы стать свободным
            Еще одна ошибка, пока, в конце концов, не поймешь
            Что все не так, как они превозносят
            Так как власти осуждают белых людей, таких как я и ты

            Ты с трудом веришь в то, что я говорю
            Это происходит каждый день
            Открой свои глаза и все поймешь
            Сражайся с нами и освободись

            Понимаешь, я верил в«американский образ жизни»
            Но теперь все изменилось и поскольку я белый, за это надо платить
            Цена так велика, что трудно принять
            Но, однажды поняв, ты поверишь

            Послушай меня, так как я говорю правду
            Теперь оглянись и убедись в моей правоте
            Как ты не можешь видеть, что у тебя под носом
            Или ты просто поворачиваешься, когда подует ветер
            Как ты не слышишь раскатов грома
            Или ты просто боишься богов войны
            Разве ты не чувствуешь расовой верности
            Разве не хочешь ощутить победу белых?»          

     Последняя битва – война между расами. Апокалиптические видения дискурса ZOG в итоге достигают кульминации в последней битве, завершающей всю историю, в которой белая раса выйдет победительницей над силами зла и отомстит врагам и расовым предателям за роль, которую они сыграли в заговоре уничтожения белых людей и их культуры. WPRR полон ссылок на эту последнюю битву. Скинхэды считают себя «белыми воинами», которые поведут избранную расу в эту неминуемую битву. В создании этой «воинской» культуры особое значение придается таким ценностям как верность, честь и смелость, так как солдаты «умрут или победят». Следующая песня Skrewdriver прославляет эту грядущую битву:

            «Несмотря на тяжелое бремя на плечах
            Мы маршируем в яростную бурю
            На поле битвы, мы никогда не отступим
            От любимых, оставшихся позади
            С блестящими мечами и сверкающими щитами
            Наши флаги гордо развеваются
            Мы скачем к полю смерти
            Мы гордо поем отцовские песни
            Победу они принесут
            Товарищи, которые скачут рядом

            Град и гром, молния разрезает небо
            Вскоре грянет буря
            Град и гром, мы не боимся умереть
            Наши могучие бесстрашные воины маршируют
            С высокими идеалами, за которые мы стоим
            Чтобы вычистить отраву с наших земель
            Мы сражаемся со злом и алчностью…
            Они в огне творят злые чары
            Чтобы запереть наш народ в аду
            Чтобы лишить нас лесов и полей
            Они всегда надеялись, что мы не узнаем
            Но теперь дьявольский покров сорван
            Сила света разрушает узы зла»

     Предшественники, герои и мученики. Как доказывает Энтони Смит, «превратности борьбы» могут стать мобилизирующей силой для националистических групп, когда «мифы и символы героев, битв и священных мест» становятся методами связи современных членов движения с их предками, которые им предшествовали. Скинхэды не отличаются в этом отношении. Фактически, скинхэды считают себя последней группой воинов, сражающихся за белую расу, сравнивая себя с древними викингами и более современными нацистскими штурмовиками. Они претендуют на силу воинских традиций своего народа, и прославляют современных героев, отмеченных за их бескомпромиссные расистские взгляды, попытки объединить белую расу и готовность приносить крайние жертвы. Подразумевается, что тот, кто трусливо уклоняется от битвы, предает память своих предков. Это поклонение героям укрепляет идеологическую веру в расовую священную войну – «войну, которая потребует жертв, но и даст шанс отличившимся на вечную память». Многие песни WPRR восхваляют умерших скинхэдов и их друзей и призывают помнить о мучениках в заключении, которые были осуждены за свои расистские убеждения и деятельность. Заключительная часть этого раздела рассматривает трех выдающихся героев движения неонацистских скинхэдов.

     Рудольф Гесс. С первого взгляда, поклонение скинхэдов Рудольфу Гессу кажется противоречивым; в конце концов, он был первым заместителем фюрера по партийным делам, но в итоге был признан «умственно нездоровым» после неудачной дипломатической миссии в попытке подписать с Британией мир в мае 1941 года. Скинхэды рисуют совсем другую картину Гесса как пророка, который стремился объединить белых людей против коммунистической угрозы с Востока, основываясь на его стойкой преданности идеалам национал-социализма. Они утверждают, что Гесс был «узником мира», чья миссия в Британии имела цель заключить альянс германских народов и положить конец бессмысленной войне, а британцы ошибочно отвергли это предложение. Конечно, миссия Гесса и его отказ раскаиваться на Нюрнбергском трибунале привели его к пожизненному заключению в тюрьме, где он и умер, просидев в тюрьме в общем 46 лет. Следующая песня Skrewdriver прославляет фанатизм Гесса:

            «Он прожил восемьдесят шесть лет
            Почти полстолетья за вуалью слез
            Человек, чья храбрость непревзойденна
            Не сдавшийся до самого конца

            Сорок шесть лет, сорок шесть лет
            Сорок шесть лет он оставался верным судьбе

            Они пытались его сломать грязными способами
            Предлагали свободу до конца дней
            Они хотели, чтобы он отрекся от Фюрера
            Но его преданность всегда была подлинной

            А теперь после смерти Рудольф Гесс свободен
            Он заплатил цену за свою верность
            Человек, оставивший сына и дочь
            Мы не забудем его жертву, не так ли?» 

     Роберт Мэтьюз. Мэтьюз был основателем и лидером военизированной террористической организации Bruders Schweigen, прозванной в ФБР «Орденом», которая была активна на западе США в начале 1980-х годов. Когда-то бывший последователем церкви Арийской Нации в Хэйден-Лейк, Айдахо, Мэтьюз разочаровался в раскольничестве и «пустой болтовне» американских крайне правых. Деятельность Ордена варьировалась от взрыва синагоги до перестрелок и вооруженных ограблений с целью финансирования деятельности Ордена и других подобных групп, и апофеозом ее  стало убийство денверского радио-ведущего Элана Берга. После предательства информатора ФБР выследило Мэтьюза в Уидби-Айленд, Вашингтон. Мэтьюз отказался сдаваться ФБР даже после того, как был подожжен его дом. Мэтьюз умер в огне, став одной из самых почитаемых фигур в правоэкстремистском движении за свою отчаянную конфронтацию с ZOG в надежде разжечь последнюю битву. Следующая песня группы No Remorse отдает дань Мэтьюзу:  

            «Роберт Мэтьюз, для тебя поем мы эту песню
            Ты поднял оружие при упадке нации, но борьба продолжается

            Человек подлинной храбрости в мире, сошедшем с ума
            Бесчисленные, они не смогли взять тебя, так сожгли
            Братья по тюрьмам, но еще многие по-прежнему свободны
            Правительство дрожит от невидимой армии

            Сегодня мы славим Орден, и приветствуем грядущие годы
            Братья готовятся к битве, день приближается
            И каждый Арийский солдат памятен в нашем сердце
            И когда закончится война, всем воздадут по заслугам»

     Ян Стюарт. Пока самой почитаемой фигурой на современной сцене неонацистских скинхэдов является Ян Стюарт – человек, наиболее ответственный за появление и распространение WPRR. Стюарт умер 24 сентября 1993 года от травм, полученных в результате автомобильной аварии. Бескомпромиссные взгляды Стюарта и его руководство в развитии международной сети скинхэдов B&H заслужили общее уважение внутри движения. После его смерти многие из известных «учеников» Стюарта по ремеслу отдают честь ему как своему учителю и другу, как это видно в этом панегирике Кена Маклеллана из группы Brutal Attack:

            «Теперь я один, я слышу ветер в деревьях
            И когда прислушаюсь, до меня доносится твой голос
            Говорящий: «Кен, не покидай избранный нами путь
            Помни всех, кто в итоге должен уйти»

            Эта потеря для меня так велика
            Смерть моего брата так трудно принять
            Я помню так ясно прежние времена
            И знаю, что твоя сила – всегда близка

            Память о тебе никогда не увянет
            Мы продолжим борьбу, на которой основана наша жизнь
            Я не знаю всех ответов, но буду стоять за истину
            И во всех своих действиях, Ян, я буду думать о тебе

            Теперь проследи за мной и руководи моей рукой
            Пока я сражаюсь за свою землю, я поступаю правильно
            Бережно проведи меня по пути судьбы
            К конечной цели – нашей свободе»

Заключение.  Будущее неонацистских скинхэдов
     Это рассмотрение неонацистских скинхэдов попыталось дать ответы на вопросы, поставленные в начале работы. Во-первых, объясняется, почему скинхэды склонны к насильственному поведению. Их экстремистская идеология подчеркивает культурные угрозы от цветных иммигрантов, делая эту проблему частью широкого заговора против белой расы, таким образом, легитимируя использование силы против противников. Кроме того, движение также прославляет использование силы в создании альтернативной «воинской» контркультуры, почитающей и вознаграждающей агрессивность, воинственность и самопожертвование. Как показано выше, WPRR – больше чем просто источник развлечения для движения неонацистских скинхэдов. Музыка – это провокационное пропагандистское средство, используемое для распространения расистской идеологии на более широкую аудиторию. WPRR, по-видимому, является общим фактором в распространении этой насильственной субкультуры фактически в каждой стране Западной, а теперь и Восточной Европы, пересекая различные социальные, экономические и политические границы.
     Что касается многочисленных прогнозов о грядущем упадке этого движения, они кажутся необоснованными в силу нескольких причин. Во-первых, движение неонацистских скинхэдов – это во многом международная сеть. В отличие от многих предыдущих попыток крайне правых скоординировать стратегию в разных странах, скинхэды объединены в союз в отношении развития международных связей, хотя степень этого сотрудничества неясна. Многие песни WPRR прославляют группы, которые путешествуют по различным странам, чтобы проводить RAC концерты, распространяя идеологию и жизненный стиль скинхэдов по всему Западу. Их усилия поддерживаются международной сетью дистрибьюторов музыки и журналов, которая делает эту пропаганду легко доступной для каждого, кто заинтересован.
     Во-вторых, попытки ограничить продажу WPRR были преимущественно безуспешными. Фактически в каждом западном государстве, за исключением Соединенных Штатов, WPRR был запрещен. Несколько раз на крупнейших производителей в Европе проводились налеты, но покупатели легко могут войти в контакт с альтернативными продавцами по регулярной международной почте, и многие из тех, кто подвергся налетам, стремятся всплыть на поверхность после относительно короткого перерыва в бизнесе. Например, вероятно, один из крупнейших североамериканских дистрибьюторов, Resistance Records, подвергся обыску весною 1997 года, и при этом были конфискованы все компьютеры, журналы и компакт-диски. Но несколько месяцев спустя, после уплаты штрафа за уклонение от налогов, Resistance вернулся в бизнес с новым адресом в Калифорнии.
     В-третьих, популярность WPRR дает этим организациям ресурс, в котором они традиционно испытывают недостаток – деньги. Опять же, количество этих денег неясно, но косвенные свидетельства позволяют предположить, что у дистрибьюторов имеются определенные доходы. Качество музыкальных записей намного лучше, чем в прошлом, а «фэнзины» скинхэдов за эти годы прошли прогресс от нескольких страниц ксерокопированных материалов до профессиональных, толстых и цветных журналов.
     Доходы, которые дают продажи WPRR, принесли движению не только выгоды. Конечно, больше денег – это лучше, чем меньше, но доходы могут быть первопричиной фракционных диспутов внутри международной RAC сцены c 1996 года, затронувших основные неонацистские организации и музыкальных производителей в Британии, Швеции и Северной Америке. Эти внутренние склоки и конфликты, тем не менее, создали возможность вступить на рынок для независимых групп, небольших записывающих лейблов и других политических организаций. Например, даже Британская Национальная Партия, которая постоянно добивается политической респектабельности, дистанцируясь от скинхэдов и других «белых революционных террористов», начала продавать диски WPRR, чтобы собрать средства для «фонда выборов в Европарламент».
     Хотя субкультура скинхэдов, вероятно, никуда не исчезнет, она составляет угрозу скорее для публичного порядка и миноритарных групп, чем какую-либо серьезную опасность для любого западного правительства. Несмотря на свою антиправительственную риторику, скинхэды в своих нападениях гораздо более «оппортунистичны», предпочитая охотиться на более уязвимые цели, таких как иммигранты или гомосексуалисты. Оружие при этом выбирается простое – кулаки, ботинки и бейсбольные биты, вместо спланированных взрывов в правительственных учреждениях. Как уже поняли некоторые более традиционные правоэкстремистские организации, скинхэды испытывают недостаток в организационной структуре для продолжительных действий против врагов. Скинхэды действительно поддерживают международные контакты, но группировки скинхэдов – это преимущественно автономные банды тинэйджеров и нескольких молодых людей, которые больше заинтересованы в том, чтобы попить пива и послушать WPRR. К несчастью, это во многом содействует продолжающимся проблемам с расистскими преступлениями скинхэдов. Наибольшую опасность могут представлять скинхэды первого и второго поколений. Эти опытные пропагандисты могли бы потенциально сформировать более политически эффективные организации и совершать более продолжительные и крупномасштабные акты насилия.   

     автор: Джон М. Коттер 
     источник: Terrorism and Political Violence, Vol.11, No.2 (Summer 1999), pp.111-140

 
назад - go back